«Статуя Свободы» сделана из русской меди?

Автор: Rosi, 29 Июн 2014, рубрика: ПАРАЛЛЕЛИ И МЕРИДИАНЫ |
Drawn_wallpapers_Field_of_green_grass_021187_ 
О Статуе Свободы известно на первый взгляд все. Ее подарили Соединенным Штатам французы к столетию независимости.

Памятник, созданный Фредериком Бартольди и Густавом Эйфелем, был торжественно открыт на острове Свободы в устье реки Гудзон 28 октября 1886 года. «Леди Свобода», встречающая корабли, прибывающие в Нью-Йорк, – весьма тяжеловесна. В ней 204 тонны, из которых 90 – это медные блоки, которыми облицована фигура.

Именно эти 90 тонн уже долгие годы являются предметом жарких споров историков из разных стран. Ясно, что поставщик такой огромной партии цветного металла должен был очень хорошо заработать – стоимость меди в тот период составляла в среднем $2500 за тонну. Но вопрос, кому достались эти деньги, до сих пор остается открытым. Никаких документов, касающихся покупки меди не сохранилось, а в воспоминаниях людей, причастных к созданию Статуи Свободы, тема о происхождении металла странным образом замалчивается.

Загадку пытались решить путем сравнения материала облицовки с образцами, взятыми на крупнейших шахтах мира. Эксперимент внес еще большую путаницу, версии росли как грибы после дождя. Близкие по составу примесей образцы меди были обнаружены на английских рудниках в Суонси, в германском Мансфилде и в испанском горнопромышленном регионе Уельва. Норвежские ученые почти не сомневаются в том, что Бартольди закупил 90 тонн меди на руднике Виснес, который разрабатывался в 1870-х годах на острове Кармой в Северном море. При этом компания, владеющая этим рудником, управлялась французом, и ее штаб-квартира располагалась в Париже. Норвежцам так хотелось считать себя «поставщиками строительного материала для американской «Свободы», что они заказали спектрографический анализ компании Bell Laboratories. Его результаты показали, что медь из Северного моря очень похожа на ту, которой облицована статуя, но не идентична. И это дает шанс развивать еще одну теорию о происхождении металла – на этот раз русскую.

Нижний Тагил, Медный рудник. Лисья гора
От Урала до Парижа

Башкирский ученый, кандидат геолого-минералогических наук Миниахмет Муталов и сотрудники Высокогорского горно-обогатительного комбината не сомневаются в том, что медь для «Леди Свободы» была приобретена у промышленников Демидовых, которым принадлежали нижнетагильские рудники. Правда, они руководствуются своим опытом в горном деле, а не результатами исследований из американских лабораторий.

Тем не менее с ними нельзя не согласиться в том, что в 1870-х годах российская медь была действительно очень популярна на Западе, где ее называли «Старый соболь». Необходимый объем производства демидовские рудники, несомненно, могли обеспечить. В 1814 году огромный медный карьер был открыт на горе Выйской близ Нижнего Тагила, и к 1850 году добыча меди там достигала 10 000 тонн в год. Для сравнения, норвежская шахта – кандидат номер один – тогда производила только 3000 тонн.

Нижнетагильская медь сбывалась в основном на рынках Западной Европы, несмотря на то что рудник находился очень далеко от потребителя. В 1851 году на первой Всемирной выставке в Лондоне она получила три бронзовые медали, ав 1867-м Демидовы заняли первое место на Парижской выставке.

Во Франции слышали об успехах русских горняков и раньше. На Урал нередко приезжали учиться французские специалисты. В нижнетагильских архивах за XIX век сохранились сотни контрактов с иностранцами, которых нанимали Демидовы. У них работали 42 иностранца – англичане, швейцарцы, немцы, бельгийцы, итальянцы и 14 французов. Личным консультантом промышленников был горный инженер из Франции Лепле, а его соотечественник по фамилии Бокар работал администратором нижнетагильского завода. Такое тесное сотрудничество очень способствовало налаживанию каналов поставки металла западному покупателю.

Тайные знаки

В пользу версии о русском происхождении Статуи Свободы свидетельствуют и конспирологические источники. Известно, что Бартольди и Эйфель были членами французской масонской ложи, и именно «вольные каменщики» помогли им собрать 3,5 миллиона франков на изготовление статуи. Строительство постамента профинансировала масонская ложа Нью-Йорка. Медиа-магнат Джозеф Пулитцер пожертвовал на него около $100 000 с условием, что в основание монумента будет заложена записка с его именем и словами «русский эмигрант и еврей». При этом, по официальным данным, он родился в Венгрии и именно оттуда переехал в США.

Известно, что французские и американские масоны поддерживали довольно тесные отношения, в том числе и делового характера, с российскими «вольными каменщиками». А Демидовы занимали очень высокое положение в масонской иерархии России. После восстания декабристов император запретил масонские ложи, и им пришлось уйти в подполье. «Вольные каменщики» из столичной аристократии и буржуазии поспешно избавлялись от изображений циркулей, мастерков и пирамид на одежде, экипажах и фасадах домов. Демидовы оставались единственными, кто продолжал открыто демонстрировать масонскую символику – серебряный молот и инструмент, похожий на мастерок, были изображены на их фамильном гербе.

Павел Павлович Демидов, который в 1870-х годах возглавил комплекс нижнетагильских предприятий, молодость провел в Париже. В середине 1860-х, после окончания юридического факультета Санкт-Петербургского университета он продолжил образование под руководством известного ученого, публициста, политического деятеля и… масона Эдуарда Рене де Лабуле. В то же самое время молодой, подающий надежды скульптор Фредерик Бартольди лепил бюст боготворимого им Лабуле.

В один из летних дней 1865 года в доме у Лабуле собрался цвет французского масонства: Оскар и Эдмунд Лафайеты, внуки маркиза Лафайета – масонского брата Джорджа Вашингтона, историк Генри Мартин и, конечно, Бартольди. Эдуард Рене поделился с друзьями идеей: каким красивым жестом со стороны республиканцев-французов было бы подарить американцам в знак своей дружбы мемориал, символизирующий свободу! Современники назвали Лабуле «главным обожателем Америки во Франции», помимо прочего подарок должен был подчеркнуть контраст между американской демократией и репрессивными политическими методами Второй империи. Для 31-летнего Бартольди, который, не раздумывая, подхватил идею старшего товарища, это был шанс продемонстрировать всему миру свой талант.

Она не сразу строилась

С реализацией затеи пришлось подождать до окончания Франко-Прусской войны. В 1871 году Лабуле предложил Бартольди отправиться в Америку и сделать все необходимое, чтобы монумент был открыт 4 июля 1876 года – в столетний юбилей подписания Декларации о независимости. Без денег и эскиза памятника, зато с ворохом рекомендательных писем к американским братьям, скульптор поплыл в Америку. Замысел статуи возник в его голове, когда он уже подплывал к Нью-Йорку – Фредерик быстро сделал набросок.

Спустя три года Бартольди вернулся во Францию, где учредил Франко-Американский союз по сбору средств на строительство монумента «Свободы, освещающей мир». Вскоре он начал работу по ее созданию совместно с парижской компанией Gaget, Gauthier & Cie.

Лицо «Свободы» скульптор списал со своей матери. Сначала он сделал четырехфутовую глиняную модель, затем девятифутовую из гипса, потом начал пропорционально увеличивать каждую из ее деталей в девять раз… Но сроки затягивались из-за постоянной нехватки средств.

Хотя на монумент внесли пожертвования более 100 000 французов, необходимые деньги масонам удалось собрать только к 1880 году. Вероятно, недостающую сумму им подарили американцы. Неспроста Бартольди пригласил министра финансов Соединенных Штатов Леви П. Мортона установить первый фрагмент медной облицовки на большой палец левой ноги статуи. 4 июля 1884 года, спустя два месяца после завершении работы, послу США в Париже Леви Мортону монумент официально был преподнесен в дар. Еще два года «Леди Свобода» простояла в Париже, ожидая, когда для нее достроят постамент в заливе Гудзон.

5 августа 1884 года под проливным дождем, из-за которого пришлось отменить масонский парад (для него все равно не хватило бы места на крошечном острове), прошла церемония закладки первого камня в пьедестал статуи. Тогда под ним и оказалась та знаменитая «шкатулка с секретом», в которой помимо имен президентов-масонов и странного заявления Пулитцера о его русских корнях, говорят, указаны имена всех людей, принявших участие в создании «Леди Свободы», но по каким-то причинам не признавшихся в этом.

В июне 1885 года разобранная на части и упакованная в 214 контейнеров статуя прибыла в Нью-Йорк. Еще 15 месяцев ее собирали, и наконец 28 октября 1886 года подарок из Франции предстал перед американцами во всей своей красе. Церемонией открытия монумента руководил президент Соединенных Штатов франкмасон Гровер Кливленд. Освящал памятник архиепископ Епископальной церкви Нью-Йорка Генри Поттер, также член ложи «вольных каменщиков». С торжественной речью выступил Великий магистр сенатор Чонси М. Депью.

И только русские масоны не могли открыто объявить о своем участии в сооружении монумента – скорее всего, на Родине их бы за это не похвалили. Возможно, именно поэтому все документы, свидетельствующие о продаже 90 тонн русской меди во Францию, были старательно уничтожены.

Брак по расчету

Вообще политика русских царей в отношении лож не отличалась последовательностью. Так, преследуя «вольных каменщиков» в своей стране, Александр III тем не менее активно сотрудничал с французскими масонами. Стремление не ввязываться в международные авантюры и войны подтолкнуло его к сближению с Парижем, где в то время правили бал ложи. Выбора у государя не было – Великобритания покушалась на российские территории, Пруссия была слишком агрессивна. Александру пришлось принять внешнеполитическую линию на сближение с Францией, которую ему предложил министр иностранных дел Гирс.

От сотрудничества с масонской Францией Александр только выиграл – в страну потекли огромные инвестиции. В 1888 году в Санкт-Петербург прибыл для переговоров с министром финансов Иваном Вышнеградским эмиссар французских банковГоскье, который впоследствии стал управлять капиталами всех членов царской семьи. В ноябре 1888 года был издан указ о выпуске российского золотого четырехпроцентного займа.

Первоначально его сумма составляла всего лишь 500 миллионов франков. Но уже в феврале следующего года Александр распорядился выпустить консолидированный заем первой серии на сумму 175 миллионов рублей для конверсии пятипроцентных облигаций многочисленных железнодорожных займов 1870-х годов. На него активно подписывались французы, видевшие в России гаранта защиты от прусской угрозы, и стимулировали тем самым Петербург к расширению деловых контактов.

Сделка состоялась, уже в апреле появился так называемый заем консолидированных российских облигаций второй серии, на сумму 310,5 миллионов рублей. Он был выпущен совместно с банком Ротшильдов и также пользовался огромным успехом. После этого французы начали фактически «экономическую оккупацию» России. Они вкладывались в строительство железных дорог и заводов, вырубали шахты и возводили нефтяные вышки. Так продолжалось практически до начала первой мировой войны.

Возможно, если бы Россия и Франция подружились чуть раньше, продажу меди для амбициозного проекта Бартольди и не пришлось бы скрывать. Но теперь историческая правда уже не столь важна, все равно статуя осталась в истории не в качестве масонского символа, а как талисман эмигрантов, приезжающих в Новый Свет в поисках новой жизни.

Метки: , ,

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Reply

ФОНД.
.