Собираемая ВСЕЛЕННАЯ

Автор: Rosi, 29 Сен 2010, рубрика: СКАЗКИ СИЛЫ |

Встреча в Абстрактном

Неожиданно в одном из моих сновидений засияла ослепительная желтизна аризонских каньонов, объятая бездной лазоревых небес. Мексиканец с обветренным лицом провел меня к одиноко стоявшему в пустынной местности домику. Я очутился в комнате, наполненной незнакомыми людьми. Карлос Кастанеда должен был представить присутствующим дона Хуана.
Кастанеда удалился. Все в напряженном ожидании разбрелись по комнатам. Эйфория присутствующих не передалась мне, и я чувствовал себя отчужденно. Время от времени я посматривал на обстановку в комнате, и какое-то чувство подсказывало мне: встреча не состоится. Даже больше того: необычная пестрота и экзотичность сновидения непонятным образом подчеркивали — его здесь нет.
А в книге были написаны потрясающие вещи… Ожидание встречи оказалось тогда лишь знаком. Сама встреча состоялась много позже — почти через год.
Летом, во время работы на огороде, я почувствовал беспричинный приток силы и радости. Вернее, я вспомнил об идеях дона Хуана, после чего и возникло это ощущение. Думалось о тех бессмысленных миллиардах жизней, что превращаются в пыль, о сознаниях, сгорающих в абсурде обыденности, тогда как бесстрашные смельчаки, вроде дона Хуана, прокладывают новые пути во Вселенной. Изучая духовное наследие древних культур, приходишь к выводу, что вся планета выбрала неверную социальную и жизненную ориентацию. Досгаточно отбросить устоявшийся ложный взгляд на себя и мир, и вместо кровавого колеса истории мы окажемся в магическом путешествии по неизведанному.
В какой-то момент я почувствовал внезапный восторг, который перерос в ощущение моего присутствия еще где-то. «Раздвоенность» — неправильное слово. Точнее определение магов — «сновидение наяву», Я стоял на вершине явно Карпатской гряды (где часто бывал) и смотрел на дымчатое образование, похожее на облако утреннего тумана в горах. Гуцулы говорят: горы «дымуют». В нем, в нескольких шагах от меня, возникли три фигуры.
В центре стоял старый, но стройный гуцул с длинными седовато-пепельными волосами, в простой местной одежде. По сторонам от него стояли двое, которых не удавалось рассмотреть то ли из-за нечеткого зрения, то ли из-за дальности расстояния. По положению их рук и напряженности фигур казалось, что они делают небольшое усилие, как бы удерживая раздвинутые створки. Вместе они находились в овальной туманной среде с заостренными верхним и нижним концами, окаймленной еле уловимым радужным сиянием. Пространство внутри и вне не отличалось, но производило впечатление «распоротого».
— Я сейчас похож на идиота, высунувшегося из космического влагалища, а ты на святого, узревшего фаворскую троицу, или на деревянного языческого истукана с вытаращенными глазами. Хороший сюжет для культового изображения, не правда ли?
Только теперь я почувствовал, что мое «второе» тело напряжено до предела и я пялюсь вовсю, пытаясь удержать четкость зрения.
Продолжая дергать сорняк на огороде, я улыбнулся, немного сбитый с серьезного тона своих размышлений. В теле приятно бурлила энергия, а необычная глубина и ясность сознания создавали ощущение, что «меня много». Невероятность происходящего застала меня врасплох, поэтому я не смог придумать ничего лучшего, как произнести вслух последнюю мысль, крутившуюся в голове.
— Интересно, где сейчас дон Хуан с группой? — повторил я вслух мысль, с которой и возникла вся эта фантасмагория.
— Перед тобой, конечно же!
И это была правда. Я всем существом чувствовал, знал это.
— Привет с того света! — дружелюбно улыбаясь, он как бы приглашал к разговору.
— Ну, как там поживает Орел? — спросил я первое, что пришло в голову.
— У него в последнее время несварение желудка.
— Ему что, деликатес из дона Хуана пришелся не по вкусу?
— Нет, просто я застрял у него в одном месте… Мы рассмеялись, и я почувствовал, как дружелюбный смех развеял барьер энергетической напряженности. Я даже стал четче видегь. а нюх уловил богатый утренний аромат горных трав и сосновой смолы.

Инкубатор Орла

Глаза дона Хуана заискрились странным светом, напоминавшим еле уловимые фотовспышки, и пейзаж вокруг как бы ожил, стал динамичнее. Он жестом предложил пройтись. Поворачиваясь, я четко услышал кратковременный высокочасготный звук, сопровождавший его первый шаг. Среагировав на него, я повернул голову в сторону дона Хуана и, встретив детские глаза, излучавшие озорную радость, улыбнулся в ответ. Мы зашагали, и я спросил:
— Как так случилось, что я тебя вижу? — Но ведь ты не удивляешься, набрав верный номер по телефону и услышав знакомый голос?
— Значит, я просто набрал верный номер?
— Вообще-то, мир весь соткан из связей. Маги древних народов умели ими пользоваться лучше, чем теперь пользуются телефонами.
— Да, просто читать о ноосфере так романтично, а в реальности все иначе.
— Ты что, думаешь, что ты сейчас в какой-то «ноосфере»? А я что, по-твоему» незаконнорожденный плод твоей распутной фантазии?
— Нет. Я просто хочу сказать, что мои чувства, хотя и реальны, чем-то напоминают сон.
— Не так важно, где ты — во сне ли, наяву ли, — важно оставаться самим собой. Для воина Свободы все является сном, но действуегт он везде как воин. Такое состояние не позволяет даже смерти застать врасплох. — И он с улыбкой добавил: -Тем более, что ты сейчас вроде бы не умираешь.
— И все же, где мы?
— Мы именно здесь. Но для твоих резиновых мозгов могу сказать, что мы сейчас в горах. Это Карпаты. Просто география мира не такова, как можно видеть на картах.
— У меня так много вопросов, что не знаю, с чего начать.
— Плохой признак. Ты начинаешь косить под «Карлито». Дон Хуан подмигнул мне и, смеясь, поднял брови. Передо мной стоял простой человек, и вся непринужденная живость его натуры делала ситуацию абсолютно естественной.
— Давай о главном, — предложил он.
— Согласен, — начал я. — Относительно Орла. Мы знаем, что то, что древние исследователи (маги) народа Майя назвали Орлом, — реальный космический объект. Эта грандиозная живая сущность узурпировала целый регион космического пространства, куда входит и Солнечная система. О ней знали все народы древнего мира и оставили довольно четкие сведения и характеристики. С ним связана энтропия энергий, уничтожение жизней. Довольно длительное время ему удается удерживать власть над людьми.
— Хуже всего то, — продолжал дон Хуан, — что глубоко укоренилось мнение, будто так и должно быть. То, что жизни обрываются, разбиваются о незримую скалу чего-то неумолимо жестокого и бесследно исчезают навсегда, никого не потрясает! Более того, все воспринимают эту тотальную бойню как наивысшую благость какого-то любвеобильного «боженьки». У них даже есть тысячи антирелигиозных и миллионы религиозных доктрин, авторитетно заявляющих от имени «небесного папочки», что это проявление его отцовской заботы, — возмущенным тоном сказал дон Хуан. — Они видят в этом даже поэтичносгь его натуры, божественную эстетику: «Вот, сукин сын, как хорошо придумал! Хочешь жизнь — вот тебе и смерть, хочешь белого — без черного нельзя, к добру -обязательно зла на закусочку!»
— И только первый взгляд ребенка на мир и трезвое видение воина духа не затуманено этой чепухой, — дон Хуан сделал паузу и, отбросив тон возмущения, добавил: — На самом деле, это результат диверсии. Даже из магов мало кто знал, что нужно не достигнуть чего-то, а возобновить первичный свой облик.
— Да, о военных действиях на полигоне нашего мира известно, но очень мало. Люди запугались в казалось бы простой идее добра и зла.
— Да туг и знать нечего! — воскликнул дон Хуан. — Нужно смотреть на мир как впервые. Ни у одного из народов древнего мира не было понятия «Бог» как единого божесгва. Творца. И вообще, даже бурная человеческая фантазия, склонная к ужасам, не способна создать такое грандиозно-глупое понятие. Эта искаженная идея навязана нам.
Нагвали нашей линии увидели, что на энергетических телах людей с особо неподвижными точками сборки имеется чужеродная энергия. Она просачивается сквозь одно из светящихся волокон и налипает на точку сборки. Ее видно только некоторое время, а потом она как бы «засыхает», ассимилируется и становится совсем незаметной. В результате точка сборки не покидает данную полосу эманации уже никогда. За ее бесцветность и прекрасные клеющие способности Хенаро назвал ее «Супер-цемент». В глазах дона Хуана заиграли озорные огоньки.
— Результатом становится смоделированное мировосприятие, жестко фиксированное догмами, законами, моралью, религией и прочей чепухой.
Сделав паузу, дон Хуан отрывисто и четко произнес:
— Все дело в том, что мы находимся в ЛОВУШКЕ. Эта ловушка — огромный ИНКУБАТОР ОРЛА. В родительском гнезде из светящихся яиц должны вылупляться магические птицы. Орел произвел захват незрелых существ и устроил себе «Бар-ресторан». Кстати, это не шутка.
Дон Хуан остановился и выжидающе на меня посмотрел. По мере нарастания пауза наполнялась почти физически ощутимой энергией тишины. Он, наверное, ждал, пока до меня дойдет смысл сказанного.
— Как можно было создать такой инкубатор? — спросил я, остановив вместе с паузой нарастание напряжения.
— Так, как это делают и люди. Он создал изоляцию и сам стал НАСЕДКОЙ.
Ненастоящая реальность
— Грубо говоря, наш раdrе оборвал наши естественные связи с родительской Вселенной, заменив их своими эманациями. Насыщаясь его энергией, человеческие существа вырастают неполноценными, инкубаторскими.
Дон Хуан тряхнул головой, сделав свою прическу немного растрепанной, закусил локон пепельных волос губами и кокетливо произнес:
— Иди к мамочке, моя крошка, -и, сложив губы для поцелуя, втянул «крошку», как коктейль через трубочку. «Мамочка», виновато улыбнувшись, приняла вид непорочного ангелочка.
Удержаться от смеха нельзя было. Невозмутимым тоном дон Хуан продолжал:
— С помощью «клея» Орел из детей делает консервативных «взрослых», неспособных освободить свое осознание. У него есть много агентов в этом мире. Но главный его козырь — ПОСРЕДНИК.
Это особый вид неорганических существ, не имеющих своей энергии. Они получают ее за счет посредничества. Самое загадочное в них то, что они ненастоящие, ИХ НЕТ. Они возникают только как некий предлог, и если этот предлог принимается — они насыщаются энергией клиентов, а со временем становятся сильнее и «реальнее», чем они.
Орел создал мир на ПОСРЕДНИКАХ. Они нереальны, но господствуют в нашем мире.
— Они действуют в виде людей? — спросил я.
— Нет. Они действуют как посредники вообще. Начиная от вирусов, нервной системы, денег и кончая государственными структурами, богами, законами и СЛОВАМИ.
Некоторое время дон Хуан шел молча. Казалось, он обдумывает то, что хочет сказать.
— Мне не хотелось бы, чтобы ты понимал то, что я пытаюсь сформулировать в словах, слишком примитивно или мистически. Пытайся то, о чем идет речь, проверять видением, сразу видеть -так ли это. Потому что слова — в некотором смысле тоже посредники.
Говоря о посредниках, я имею в виду очень многогранный принцип неадекватности эквивалентов, позволяющий неким сущностям делать энергетический бизнес. Он глубоко абстрактен, но для видящего настолько же и реален. Главная подоплека этого принципа состоит в том, что посредник исключает контакт сущностного уровня.
Непосредственный обмен информацией, плодами труда или чувствами сам по себе происходит естественно и свободно, но при введении посредника. — например, денежного эквивалента или государственной структуры — становится возможным обман, спекуляция, стяжательство. «Наваром» от украденной энергии сразу вскармливается поглощающе громоздкая структура. В результате — сознание поймано в капкан неадекватности, нереальных вещей и ценностей. Введя сознание в ложное мировосприятие, посредник ставит клиентов в зависимость от себя и властвует над ними.
Но первый посредник, конечно же, — Орел.
Дон Хуан остановился и, прямо глядя на меня, добавил: — Вот почему маги должны быть сталкерами и воинами.
Это НАСТОЯЩАЯ война.
— А какова роль нагваля, и почему Орел позволяет ему действовать?
— Замкнутость мира держится на ПОДДЕЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ. Благодаря посредникам люди построили свою совместную жизнь на НЕ СУЩЕСТВУЮЩИХ ВО ВСЕЛЕННОЙ ВЕЩАХ. Это несоответствие между нереальным и реальным мирами и создает изоляцию.
В этом кроется ключ нагваля: он раскрывает в себе и для идущих за ним реальные категории связующего звена Вселенной
— ДУХА. Поэтому маги и назвали Дух силой. Видя реальные вещи, нагваль становится сильным. Когда он действует и принимает решения, исходя из объединяющего миры, мост сам ложится ему под ноги. И тут он видит, что просто между клочками миров зияла бездна ПОДДЕЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ.

Обратная связь

— В мифологии и сказках много говорится о посредниках. Там много поучительных историй и предостережений, но, кажется, мало кто понимал, что речь идет не о морали, а о жизненных реалиях, настоящей битве, — вспомнил я.
— В определенный момент, — ответил дон Хуан, -каждый маг осознает, что почти во всем он пользуется услугами посредников. Перед ним встает роковой выбор: отказаться от них навсегда, буквально оставшись без ничего, или искуситься неизмеримо возросшей ставкой посредников, выставляющих в такой момент на кон все, что может заинтересовать мага. Классически, их главная валюта — сила, дающая власть, или головокружительные достижения, обещания силы. Но свободы в их волшебном сундучке, конечно же, нет. Это единственная вещь, которую нельзя приобрести.
— В общеизвестной истории, — продолжал дон Хуан, — можно даже отследить период окончательного вторжения этих существ. Это произошло около трех тысяч лег назад среди народов Ближнего Востока. До этого заключались одиночные сделки, а когда их принял целый народ, вторжение приняло мировой масштаб. Проследи историю в таком ключе, и ты увидишь, что это история битвы миров.
Но даже и это уже последствия. Причина в том, что это НЕ НАША ВСЕЛЕННАЯ. Каким-то образом мы оказались в НЕОРГАНИЧЕСКОЙ ВСЕЛЕННОЙ. Здесь легко найти все что угодно, кроме ЧЕЛОВЕКА. Здесь всем хорошо, кроме ЧЕЛОВЕКА.
Именно этот факт заставил магов нашей линии сделать радикальный пересмотр переданного нам и понять всю грандиозность проблемы Свободы.
— А в каких отношениях находятся нагваль и Орел? — спросил я.
— Ну, ты же понимаешь, что при таком обжорстве у Орла должна быть аптечка.
Дон Хуан остановился, напустил на себя грозный вид, раздул щеки, выпятив при этом нижнюю губу, и, неимоверно вздув живот, схватился за него обеими руками.
— В критические моменты ему очень нужно слабительное, и поэтому он принимает НАГВАЛЯ.
Дон Хуан присел, широко расставив ноги, и стал издавать мучительные непристойные звуки, при этом медленно приподнимаясь и одновременно опуская живот. Я тоже схватился за живот, который исходил спазмами от хохота. Дон Хуан, изобразив блаженную улыбку на изможденном, но счастливом лице, присоединился ко мне.
Когда заряд смеха начал истощаться, дон Хуан добавил:
— Между прочим, неплохое упражнение для «Тенсёгрити»! Я, не уловив сарказма и попавшись на серьезный тон сказанного, удивленно спросил:
— Как, ты знаешь?..
— Конечно! — воскликнул он. — Нам же нужно поддерживать свою форму! Хенаро даже занялся «Тенсёгрити» и после того, как начал ощущать бурлящую энергию в районе промежности, обрел душевный покой! Теперь он всем говорит, что обретет полную Свободу только с помощью магических пассов «по Кастанеде».
Дон Хуан даже согнулся пополам от смеха. Вдоволь насмеявшись, он добавил:
— Кстати, я тоже вижу, что ничего не понимал в магии, — и, подняв брови, улыбнулся. — А я был уверен, что Касганеда не способен на такие глупости, и считал это дешевой компиляцией, — удавился я.
— Да так оно и есть, но и Карлос большой мастер неконтролируемой глупости. Ладно, вернемся к более смешным вещам.
Орел, вклинившись в мировые связи, сам стал уязвим, потому что создалась и ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ. Через эманации Орла возможна обратная связь, если энергия нагваля достаточна. Для такой критической массы и нужна группа, а для полноты потенциала — толчок Земли.
И еще. Возможно, Орел принимает команды нагваля потому, что сам мечтает улететь на Свободу, во Вселенную Духа. Потому что КРЫЛЬЯМ ОРЛА нужен еще МЕЧ ВОИНА и СЕРДЦЕ РЕБЕНКА. Таков портрет цельного Воина Духа!

Задание Духа

Тропинка, по которой мы шли, вилась среди душистых горных трав и была еле видна. Здесь она поворачивала к зарослям высоких стройных сосен. Я огляделся по сторонам, пытаясь определить, пока не начался лес, где мы.
Мы находились на довольно высоком холме. По обеим сторонам до линии горизонта виднелось множество горных хребтов. В пространстве, наполненном магией нашей беседы, чувствовалось дыхание вечного и родного. Казалось, мы парим на незримых крыльях в таинственном и зыбком, как сон, просторе, где видимый мир — не более чем звучание аккорда души. Вдруг попытки определить местность показались мне смешными и глупыми, как страховой полис в сказке.
— Во втором внимании география знакомых мест становится иной, — сказал дон Хуан, не оборачиваясь. — В другом спектре природа имеет соответствующую топологию. Но это знают только маги и деги, чьи крылья восприятия не связаны.
— А почему я встретил тебя именно здесь? — спросил я, предугадывая ответ, но с удивлением услышал совсем другой аргумент.
— Мы получили задание Духа. Каждый из нас после прыжка в Абстрактное увидел знак Духа о дальнейших дейсгвиях. Поскольку видящие Нового цикла сформировали новое намерение, Дух применил к ним новое правило, ставшее еще одним абстрактным ядром.
Воины Свободы, уйдя за горизонт зримого мира, столкнулись со звездной скалой, которую древние видящие, Тольтеки, назвали ТУМАН БУДУЩЕГО. Уйдя из привычного мира, нагваль видит, что его группа создала из личных энергий магический кристалл, способный прорваться сквозь стену обыденной реальности, но при столкновении со звездной скалой его потенциал микроскопически беспомощен. Нужен толчок Земли.
Земля — наша мать. И это не поэтическая аллегория. Во всей окружающей среде только энергетическое тело Земли содержит человеческую полосу эманации, и только она способна дать нам силу воспринять НЕИЗВЕСТНОЕ. И тогда вместе с нами уходит и Земля, мы ее забираем с собой. Так ушли многие народы, и многие еще уйдут.
— Именно этот вектор поиска мы избрали, — сказал я. — На наших землях около пяти тысяч лет назад обитала загадочная цивилизация, названная Трипольской, ее многое роднит с народом Майя. Эти люди непостижимым образом покинули наш мир, оставив лишь следы на песке истории. Сейчас на Украине созрело стремление к полной свободе, и, возобновив свою связь с Духом, она создает прецедент формирования народа-сталкера Нового цикла. Весь исторический путь Украины усыпан знаками, указывающими на прорыв во Вселенную Духа. Наверное, поэтому вы здесь?
— Это НАМЕРЕНИЕ ЗЕМЛИ, — коротко и четко произнес дон Хуан. — Давай молча дойдем до валунов.
Мы очень кстати вошли в прохладу соснового леса, поскольку солнце, поднявшись высоко над горизонтом, стало немилосердно припекать. Через некоторое время мы вышли на небольшую поляну, с одной стороны прикрытую стеной леса, а с другой открывающуюся необозримым просторам. Кромка горизонта терялась в сизой дымке, плавно переходящей в синеву неба. Под защитой высоких сосен стояли огромные камни, от которых начинался и уходил вниз по склону скалистый гребень. Мы удобно уселись на каменных валунах, и дон
Хуан, глядя вдаль, продолжил разговор. — Задание Духа состоит в том, чтобы войти в намерение Земли и поднять ЗАВЕСУ БУДУЩЕГО. Затем Земля создает вихрь, который уносит детей Свободы ДОМОЙ.
— А где наш дом?
— В СОЗНАТЕЛЬНОЙ ВСЕЛЕННОЙ. Мы — зародыши Осознания, затерянные в чужом далеком мире. Болезнь миров в здешней Вселенной видна невооруженным глазом — это дефицит сознания. Но сквозь непроглядные дали и чужие небеса непостижимым образом до нас доходит луч из нашего мира — ДУХ. На самом деле нагвалем является он. Дух. Он непостижим, пока мы здесь, но это все, что нужно ищущим Свободу, путь домой.
— Как же поднимается «завеса будущего», и из чего она состоит?

— Это может понять только сталкер, который столкнулся с ней лицом к лицу, хотя каждый день все люди спотыкаются о нее. Они не осознают этого, не видят.

Древние видящие в какой-то момент поисков открыли, что человеческие существа должны видеть свое будущее так же, как и прошлое, но у них перед глазами стоит пелена из опалесцирующей энергии, которую они назвали туман будущего. Он исходит из светящихся волокон, идущих откуда-то из звездного пространства. Поэтому маги нового поколения назвали этот заслон «звездной скалой». Кажется, именно эту область, испускающую туман будущего, все народы древнего мира назвали нулевым, замыкающим кругом, или Зодиаком — БОГОЗВЕРИНЫМ кольцом, которое изображалось окаймляющим все календари и миропостроения. Что за ним — никто, кроме нагваля, не знает.
— Видеть будущее означает знать что будет наперед? — спросил я.
— Нет. Это значит видеть перед собой предназначенное как ДОРОГУ, и идти по ней.
Те племена, народы или группы, которые видели перед собой будущее, на поворотах уходили в иные миры. Остальные же просто не замечали этих возможностей. Так ушли не только Майя, Трипольцы, но и малоизвестные в истории группы.
Немного помолчав, дон Хуан улыбнулся своей мысли и сказал: — Нагваль кажется миру непрактичным, поскольку он живет под другим светилом, под Солнцем Духа. Но сейчас все изменено, мы подошли к повороту, и Земля готовит толчок. Именно нагваль
— самый практичный человек, если вокруг неизвестное.
— Вашей группе удалось пробить «звездную скалу»?
— Это почти сделано. И не столько нами, сколько благодаря совместному усилию нагвалей всех линий Земли. Дух с самого начала вел всех разными тропами к НАМЕРЕНИЮ ЗЕМЛИ. В конечном счете точка сборки Земли «улетает на юг» и остающимся зимовать говорит: «Прощай!» Многие думают, что у них «крыша едет». И это правда: Земля нас прикрывала, она -наша «крыша».

Асгросталкинг

Я рассказал дону Хуану об идее Астросталкинга, о Звездном Ключе и проблеме группы. Он молча слушал, иногда смешливо щуря глаза, а потом произнес:

— Нагвалям разных линий придется пресечь свои линии и совместить усилия для прохождения взлетной полосы. О.Б. — один из наимощнейших нагвалей, идущих когда-либо по Земле. Сделать перепросмотр не только исторического пути целого этноса, но и довольно детальный перепросмотр истории Земли — сложное дело. Мне нравится масштабность его действий как нагваля. Другого такого, способного создать проход между мирами для целого народа, я не знаю. Его идея Астросталкинга — безупречное выражение стремления Духа. Тропа сталкеров, возвращающихся к себе, действительно уходит сквозь звезды. Смещение точки сборки Земли вызывает взрыв осознания, и если группы малы и имеют недостаточно энергии, они не смогут удержать равновесие с огнем изнутри. Поэтому действительно необходимо создание на социальном уровне сталкерских сообществ, целых духовных республик, — государств, основанных на стратегии Духа. Посредники исчезнут перед такой мощью объединенной воли в мгновение ока. Я могу объяснить, почему этнические сообщества создают в человеке естественную силу и устойчивость. В мире энергия существует в виде зерен. Из них она разворачивается. В других формах она долго существовать не может и рассеивается. Такие ядра силы содержатся в национальных традициях, внутри этнических групп. Они четче просматриваются в дорелигиозных периодах, где ценилось осознание, а не искусство спекулировать на человеческой незрелости. Посредники в первую очередь атаковали именно эти внутренние ядра этносов. Испанские и бесчисленное число подобных даже не подозревали, чьим орудием они являются.
Но есть примеры и того, когда срезонировавшее, взорвавшееся ядро Духа являло миру чудесные магические цветы высочайших культур. Раскрываясь, оно естественным образом формировало из целого народа магический кристалл, по образу которого создаются отряды нагвалей, и, пробив ЗВЕЗДНУЮ СКАЛУ, открывшие свое предназначение народы уходили навстречу своей Судьбе. Можно сказать, что эти этнические геномы являются информационными базовыми полями, делающими коллективный кристалл космонавигатором. Именно они кристаллизовались в биологических видах. Поэтому усилия посредников направлены на истребление этих ядер всевозможными путями. Но когда вспыхнет ВНУТРЕННИЙ ОГОНЬ Земли, они исчезнут, как роса на солнце! Сейчас необходимо подвергнуть жесткому перепросмотру весь наш арсенал фундаментальных знаний о себе и о мире. Астросгалкинг — это все, что нам остается: избрать путь за пределы среды, в которой мы задыхаемся, и найти выход в НАШУ, РАЗУМНУЮ, СВОБОДНУЮ ВСЕЛЕННУЮ.

Ускользание огня

Дальнейшие события ускользают из моей памяти. На огороде происходило какое-то балансирование моего сознания между «здесь» и «там», и в какие-то моменты мне казалось, что я потерял канву событий «там», но она возникала во всей полноте снова. Иногда мое внимание «переливалось» туда полностью, и себя, пропалывающего огород, я воспринимал как сновидение. В последующее время в моем сознании опять происходили вспышки, когда молниеносное мгновение открывало другие глаза, и я снова стоял там, на вершине, разговаривая с доном Хуаном. Я понял, что некая часть нас самих живет и действует более динамично еще где-то, и это «где-то» здесь, за барьером восприятия. Нужно только найти точку соприкосновения с другим собой, стать цельным, стать такими, какими мы являемся на самом деле — МАГИЧЕСКИМИ СУЩЕСТВАМИ. Нам только кажется, что все происходит во сне, в этом мире, в другом мире. На самом деле все происходит В НАС. Нам нужно только научиться смотреть за горизонт «реальности».
-… Будда отважился заявить всему миру, что окружающая реальность — не более чем сон, навеянный несуществующими вещами, «Марой». Но выход мысли из подчинения реальности, санкционируемой Орлом, осуждается социумом как дезертирство или ересь, -говорил я «там».
— Или используется, как болванка для молитвенной откачки энергии неорганическими существами, -вставил дон Хенаро и продемонстрировал настолько изящный артистизм, какого я еще никогда не встречал.
Он изобразил религиозно настроенного человека и произвел неподражаемую шараду из эзотерических мантр различных религий. Медитативная мантра дона Хенаро переросла в музыкальный храп, и вскоре он расслабился настолько, что начал падать вперед и звучно ухнулся лбом о крышку от котелка, лежавшую как раз перед ним на земле. Вскинувшись, он с вытаращенными глазами начал вопить, что обрел просветление, и будто в голове у него так посветлело, что он даже видит мириады будд, летающих вокруг в виде звездочек.
Все полегли от хохота. Тут он бухнулся на колени и, как бы раскаявшись в содеянном ужасном грехе, воздел руки к небу с жалостливым причитанием: » Господи! Я своими молитвами тебе все уши прожужжу. Прости меня, грешного!»
Улыбнувшись дон Хуан заметил, что если бы у человечества хватало мужества так искренне смеяться над собой и своей глупостью, то давно исчезла бы необходимость в оружии и политике. А я заметил, что такого примерного еретика не только в средние века, но и сейчас с удовольствием сожгли бы несколько раз на «бис». Наверное, моя шутка понравилась дону Хуану, потому что слезы с новой силой потекли по его щекам.
— Прости, Господи, — сказал дон Хенаро напоследок и, изображая богоугодный страх, три раза перекрестился.
Мы сидели у костра, игравшего с ветром и вечерними сумерками на высоком горном холме. Тишина Карпат вслушивалась в наш разговор, смеясь вместе с нами, играя веселым эхо. Искристое небо приблизило свое лицо и моргало бесчисленными звездами. После разговора о группе и о задании Духа дон Хуан пообещал встречу с Воином Ночи, известным по книгам Кастанеды как Сильвио Мануэль. Он рассказал, что с самого начала Дух подбирал в группу воинов с намеченными векторами поиска. Сильвио Мануэль еще до знакомства с нагвалем по складу своего характера имел предрасположенность уходить в себя, становиться прозрачным и незаметным. Присоединившись к птицам, летящим на Свободу, он стал исследователем «вакуума», пространства, лежащего за пределами определенности.
— Миры — это коллективные сновидения, между которыми неопределенность, ничто. Там нет мостов, — начал разговор дон Хуан. — Это своеобразная теневая область Вселенной, и ее нужно научиться преодолевать. Сильвио Мануэль оказал нам неоценимую помощь в этом. Он научился нырять в неизмеримые глубины тьмы и дышать там. Но главное, он нащупал энергетический каркас теневого космоса.
Дон Хуан разворошил костер, и пламя, направив в небо горсть искристых звездочек, заиграло на склонившемся лице Сильвио Мануэля, сидящего напротив меня. По сторонам уселись дон Хуан с неугомонным доном Хенаро и три девушки, о которых я ничего не помню. Сильвио Мануэль наклонился к огню и приглушенным голосом, удивительно вплетавшимся в мелодию ветра, сказал:
— Интересно, что темноты боятся даже маленькие дети, которые еще не знают, чего нужно бояться. Физической угрозы вроде бы нет, но этот страх небезоснователен. За стеной коллективной мишуры этого мира дышит чужеродная среда, где без ПРОВОДНИКА не пройти. Там чувствуется реальная опасность, и пройти может только тот, кто больше этой бездны, — ЦЕЛЬНЫЙ человек. Именно это делает с нами Дух. Этот мир делает нас своими заложниками, пугая тьмой вокруг него. Но выход всегда у нас за спиной. Сзади, из прошлого, к нам идет огромнейшей мощи накатывающая волна воли, созданная нашими предшественниками. Во многом благодаря ей мы не формируемся в детстве, а получаем себя как бы готовыми.
Если находишься в хаосе скрещенных энергий, для свободного движения нужен преодолевающий поток воли. И он есть. Люди не знают, что делать с наследием отцов, а главная ценность ею в сформированном ими намерении. Нужно только расширить устье прошлого, через которое этот бурлящий поток вольется в нас, унося весь мир туда, где нет страха, где каждый атом родной.
Вот перед нами самое магическое и свободное существо мира — огонь. Если он может сам ускользать из этого мира, значит, он независим и знает, откуда пришел. В нем нет тьмы, как и нет света. Он не дуальный. Появляясь в этом мире, он тут же исчезает, и никто не задумывается — КУДА. Жизнь многомернее трехмерного пространства. Она вообще не-«мерна», хотя проявления ее бесчисленны. Вот на Земле пылает ее огонь, и, хотя вокруг тьма, никто не задумывается — ОТКУДА он. Воин Ночи учится магии у огня: уходить туда, откуда пришел. В этом главная разница: огонь приходит и ускользает, а тьма — вечно здесь.

Собиратели Вселенной

Там, в магической ночи, на одной из Карпатских вершин, пылал огонь объединенных человеческих осознании, а веселый смех звучал под звездами победным гимном торжества крыльев Свободы над «священными» узами богов, вождей, авторитетов,
тадиций и прочих оков восприятия. Позже я все-таки вспомнил, почему место нашей встречи показалось мне знакомым. Во время обучения в художественном техникуме, находящемся в одном из районов Карпат, я часто делал вылазки в горы с друзьями. Однажды я почувствовал непреодолимую тягу к горам, будто там меня ждало что-то близкое и родное. Собрав минимум вещей, я уехал в горы и провел ночь именно в этом месте. Я узнал его. Но это не так важно. Важно то, что мы еще совсем не знаем себя, окружающий мир, мы еще не понимаем, что такое «жизнь», а уже делаем вид, будто знаем, что такое «смерть». Важно то, что все умирают, не осознав, что они жили во всех мирах сразу, так и не вспомнив этого. Для тех, кто понимает, что Свобода придет к нам не через религиозные, не через политические, не через йогические и даже не через магические ритуалы, я попытаюсь определить здесь главный итог нашей встречи с доном Хуаном, его группой, и перспективы на будущее, которое должно стать для нас таким же видимым, как и прошлое. Главный вывод перепросмотра магов Нового поколения состоит в том, что вся Вселенная — это огромное ЯЙЦО ВОСПРИЯТИЯ, в котором мы — конструкторы, СОБИРАТЕЛИ ВСЕЛЕННОЙ. Можно сказать, что мы в этом яйце — желток, ядро, зародыш магической Птицы Свободы.
Важно осознать главную подоплеку магического созревания:
ТО, что должно вылупиться из Яйца Вселенной, — несоизмеримо грандиознее самой Вселенной, гораздо величественнее всего звездного космоса, множества миров и реальностей, которые мы можем увидеть внутри этого ЯЙЦА. Это так же, как изящный белоснежный лебедь, парящий в голубой бесконечности, несравненно прекрасней яйца, внутри которого он созревал.
Главную западню, в которую попали все древние маги, группы и народы, ускользавшие из этого мира раньше, можно определить так:
Как ни странно это прозвучит, но всякая обусловленная реальность, в какой бы полосе эманации мы ее ни собрали, -это ловушка, ЛОВУШКА ВОСПРИЯТИЯ. Свободный мир — это пластичный мир, отзывчивый. Мир без неподвижных реальностей и законов. Это мир-Сказка. Это важно осознать в полной мере, чтобы оставаться достаточно независимыми, где бы мы ни были.
Внутри нашего яйца Вселенной есть белок — множество полос энергетического материала, из которого мы можем конструировать себя. Ошибка состоит в том, что скованное чем-либо осознание конструирует миры внутри «яичной скорлупы». «Звездная скала», о которой мы разговаривали с доном Хуаном, — это скорлупа нашего яйца Вселенной. Мы должны уйти сквозь нее. Поскольку осознание является «желтком», завязью, мы — как его носители — должны активизировать «белок на окончательное оперение своих крыльев и смоделировать всю Вселенную на ПРОКЛЕВЫВАНИЕ». Вместе с нами будет проклевываться птенец коллективного осознания всех миров здешнего космоса. Поистине, у нас грандиозная задача: СОЗДАТЬ АЛГОРИТМ МАГИЧЕСКОГО ПРОРЫВА СКВОЗЬ ЗВЕЗДНУЮ СКОРЛУПУ, К НАШИМ ПТИЦАМ-РОДИТЕЛЯМ, В НАШУ РОДНУЮ СТИХИЮ — СВОБОДУ!
Напоследок дон Хуан сказал:
— Ну, проклевываться нам все равно вместе, так что «позванивай». Пока звездная скала не пробита полностью — ВСЕ ЗДЕСЬ. Толчок Земли похож на пинок под зад, и лучше не быть застигнутым врасплох. Птенцу нет ничего страшнее и радостнее, чем слышать треск пробиваемой им скорлупы. Так, что готовьтесь …

Тарас Саламаха

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Reply

ФОНД.
.