Путешествие с вершины Донгуз-Орун

Автор: Rosi, 22 Сен 2010, рубрика: ПУТЕШЕСТВИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ |

Когда-то на альпинистских путевках, выдаваемых профсоюзами, писалось: «Альпинизм — школа мужества». Да, спорт, которому я посвятил всю свою жизнь, сложен, связан с природой, с выживаемостью в горах. Можно отправиться в горы при хорошей погоде, однако приходится вскоре вступать в борьбу за свою жизнь с внезапно налетевшей снежной бурей. Наиболее хорошо снаряженные, опытные и, главное, мужественные могут справиться со стихией, а другие уходят.
Случай, о котором я рассказываю, произошел с моими земляками-киевлянами. Коля Дроботенко и Леша Гончаров вышли ранним февральским утром на вершину Донгуз-Орун (i) по маршруту Миши Хергиани. Маршрут высшей альпинистской категории сложности, проходит на вершину по деретиссиме (1). Чтобы выйти на вершину необходимо преодолеть, обледенелые и заснеженные скалы, крутой лед. Особенность этого маршрута — выход на «крышу» (2) через нависающую шапку висячего ледника. На стене нет мест для лежачих ночевок. Многие альпинисты предпочитают путь на вершину по леднику «семерка» (3). Но это не то. Интересно по деретиссиме. В связке с Володей Болониным мы этот маршрут прошли, причем под наблюдением известного альпиниста Иосифа Кахиани партнера по связке Миши Хергиани — тигра скал, альпиниста из мировой элиты, первопроходцев этого маршрута. На всю жизнь впечатление от восхождения осталось предметом внутренней гордости. Поэтому, когда у Коли с Лешей появилась идея совершить восхождение по «Хергиани-Кахиани», я был одним из тех кто их поддержал. Зима усложняла восхождение. Ребятам посоветовал двигаться по маршруту не останавливаясь, но, если возникнут непредвиденные задержки, так называемый «чик», нужно перейти на «семерку» и за световой день выйти на шапку. Наверху там в бергшруде имеется сносная лежачая ночевка. Хорошо проконсультировавшись по маршруту, по пути спуска, оговорив сеансы радиосвязи, взяв с собой питание, бензин, теплые вещи и необходимое снаряжение в 4-30 утра связка вышла с бивуака на гору. Поначалу движение было нормальным. Но зима вносит коррективы. К наступлению темноты восходители поднялись по заледенелым скалам лишь несколько выше «семерки». Тактический план, согласно которому альпинисты хотели за световой день (а погода была хорошая) подняться на «крышу» Донгуз-Оруна провалился. Заночевали на маленькой заснеженной полочке. Сидячая ночевка. Это тяжелейшее испытание даже летом, а тут зима, мороз за тридцать. Коля и Леша накрылись специальной палаткой Здарского, растопили снег и хотели приготовить из концентрата суп. Достали из рюкзака кулек с едой. И надо же такому случиться. Кулек выскальзывает из замёрзших рук и улетает к подножию горы. «Ничего страшного. Завтра сходим на гору и к вечеру будем дома. Внизу насытимся. До рассвета потерпим». Думаю, что такая мысль промелькнула у ребят. Оптимизм всегда сопровождает альпинистов. Тем более была устойчивая радиосвязь, а со склонов Чегета за ними визуально наблюдали опытные друзья. При восхождении в двойке это огромная моральная поддержка. Однако, что случилось потом не вкладывалось ни в какие рамки. Испытания, выпавшие на долю моих земляков, сравнимы лишь с воскрешением. Второй день восхождения начался с рассвета. Размявшись после морозной ночи, связка прошла крутой ледовый склон. При выходе по отрицательному льду на шапку наблюдатели заметили срыв одного из альпинистов. Но, слава богу, это был рабочий срыв. Страховка и верёвка не подвели. К двенадцати часам дня ребята с вершины по радио сообщили, что начинают спуск в направлении к перевалу «ложный Донгуз — Орун» и, так как они будут за юго-западным гребнем, следующую плановую связь они могут пропустить. Со спасательного пункта им дали на это добро. В правилах спасательной службы оговорено, что спасатели выходят спасать группу находящуюся на маршруте в случае пропуска двух штатных сеансов радиосвязи. На тот период с группой была оговорена радиосвязь четыре раза в сутки. На последнюю связь группа не вышла. Это настораживало. Утренняя связь опять пропущена. Тревога! Обращаемся за помощью к Толе Бланковскому, руководителю запорожских альпинистов. Группа Анатолия в этот момент была наиболее подготовлена для выхода. Корпус профессионалов — спасателей на огромный Эльбрусский район в то время состоял всего из трёх человек. Запорожцы, как общественный спасательный отряд, получив соответствующие инструкции и консультации на КСП, вышли на встречу со спускающейся двойкой. Погода резко ухудшается. С юга идут черные облака. Усиливается ветер. Резко холодает. Все радиостанции района включены на постоянное прослушивание. На аварийной связи в полдень эфир молчит. Только короткое сообщение от запорожцев — они движутся в пурге по направлению перевала Донгуз — Орун. Очень тревожно. И вдруг в 16-20 из всех радиостанций услышали чистый без помех голос Коли Дроботенко: «Состояние группы хорошее, находимся над перевалом Донгуз-Орун, спускаемся, до встречи на «Северном приюте». Северный приют в часе хода от перевала. Следующую связь группе назначили через сорок минут. Но в 17-00 связи не было. Спасательный отряд подходит к Северному приюту. Никого. Метель, видимость нулевая. Спасатели непрерывно подают звуковые и световые сигналы. В ответ только завывание ветра. Никого… Вечером в спасательный пункт вызываются тренеры и представители всех команд Украины. В это время проходил в нашем районе зимний чемпионат Украины по альпинизму. Намечается план поисковых работ, назначаются руководители поисковых групп. Утром следующего дня одни спасатели выходят на перевал «ложный Донгуз -Орун», другие на лыжах движутся на южные склоны гребней вершины Накра. Пурга утихла, но мороз за 30 градусов. Проходит еще один день поиска. Тревожную ночь проводят спасатели, кто в палатках, а некоторые выкопали пещеры, в них теплее. На утро поисковые работы продолжаются. Прояснилось. Прилетает вертолет. Спасатели с воздуха осматривают район. Если двойка заблудилась в пурге, то логичен путь по долине реки Накра. С вертолета хорошо просматривается заснеженное ущелье. Ни одного следа. Пилот вертолета Алексей Севастьянов берет на борт еще две группы спасателей и забрасывает их на юг. Зона поиска расширяется.

С севера подошла еще одна группа спасателей. Вся территория поиска разбита на квадраты. Прочесывается каждый метр. Вдруг в 15-00 одесские спасатели сообщают по радио, что найдены спусковые следы на южном гребне вершины Накра, но они приметены снегом, а ребят нет. Так прошел еще один день поиска. Следующий день тоже безрезультатный. На исходе пятого дня поисков все пять групп спасателей собрались на перевале «ложный Донгуз-Орун», а затем вернулись на спасательный пункт. Обсудили предварительные результаты поиска. Большинство специалистов приходит к выводу, что случилась авария. С учетом последней радиосвязи предполагается, что двойку надо искать на северных склонах гребня, куда они могли сорваться между 16 и 17 часами. На шестой день сводный отряд спасателей снова отправляется на поиск двойки. Весь разбор поисков записан на диктофон. Виктор Яковина, он начальник спортивного сбора, собирается в Киев с тяжелой миссией. Надо сообщить родственникам о случившемся. Мне много раз приходилось сообщать родителям о горе, смотреть им в глаза. Это невыносимая мука, возникает чувство вины. Тяжелая миссия выпала на долю Виктора. Поисковые работы продолжаются, а Яковина отправился в Минеральные Воды, чтобы оттуда вылететь в Киев. Это уже был восьмой день. В ожидании самолета Виктор Антонович заходит помыть руки в туалет аэропорта. Выходя из туалета его глаза упираются в фигуры двух небритых мужиков. Стоят парни и пьют газированную воду возле автомата. Через мгновение произошло невероятное. Яковина прыгнул на мужиков, начал их тискать, произносить невероятные звуки. Да, это были они, Коля и Леша. Худющие, грязные, изможденные, с запавшими глазами, но живые! Виктор Антонович, мы кушать хотим. Единственное, что могли произнести ребята

Пошли они в ресторан, плотно поели и сразу же побежали на почту звонить в Приэльбрусье. Ведь за двести километров от Минеральных Вод их поиски продолжаются.

К нам в спасательный пункт прибежал радист из соседнего альпинистского лагеря. Получена телефонограмма: «Дроботенко и Гончаров живы. Они едут на рейсовом автобусе по Баксанскому ущелью на базу». Я ждал этого, верил в ребят, в их силу, мужество, опыт. Но радость быстро сменилась тревогой. В двадцати километрах от спасательного пункта поисковый отряд шарахается по ледовым трещинам, подвергая себя опасности. Спасатели уже обследовали не один десяток трещин, рискуя своей жизнью. Нужно немедленно остановить поиск. Но, как назло, от сильного мороза подсело питание в радиостанциях у спасателей и наблюдателей. Базовую радиостанцию они не слышат и мы не можем им сообщить о том, что Коля с Лёшей живы. Двойка молодых ребят отправилась с сообщением о приостановке поисковых работ. Наконец-то на связи слышу, что информация до поисковых отрядов дошла. Все. Поиск окончен. Все живы, здоровы. Мужественные люди собираются вместе. Почти одновременно на КСП появились Коля с Лешей и вернулись последние из спасателей.

Как же все произошло? Как двойка альпинистов, спускавшаяся к подножию горы Чегета попала в Минеральные Воды? События развивались в следующей последовательности. Двигаясь по гребню на юго-запад, двойка приспустилась на юг и на пути у них возник поперечный гребень. Нужно было вдоль него приподняться метров сто, там так называемая «накринская дырка», пройдя через которую, выходишь на перевал «ложный Донгуз-Орун», а затем вниз направо к тропе, ведущей на чегетскую поляну, домой. Ребята уперлись в гребень и начали спускаться вдоль него. Двойка спустившись увидела еще один скальный гребешок, опять попытались подняться — не то. Здесь и были обнаружены их следы во время поисковых работ. Вечерело. Устали. Вырыли пещеру. Растопили на примусе снег. Попили тёплой воды и отключились. Под утро началась непогода. В плохой видимости еще один гребень обошли и по крутому снегу начали подниматься к перевалу. Подходит штатное время связи. Ура! Услышали на пятерку радиостанции КСП и спасотряда. Обменялись информацией. Все воспрянули. Договорились с группой Бланковского о встрече на перевале. Спасатели несли в термосах горячий чай и питание для ребят. Но увы… Это была последняя радиосвязь. С перевала спускаются в долину. Пуржит. Идут час, другой. Ребята уже поняли, что спускаются в какую-то другую сторону, но подняться снова на перевал сил нет. Очень хочется есть. Начали грызть таблетки из аптеки. Опять кончается день. Закопались в снег. Тяжелый сон. С рассветом выползать из снежной пещеры очень тяжко, но заставили себя встать и вылезти из пещеры. Рюкзаки казались неимоверно тяжёлыми. Все лишнее — веревки, карабины, кошки, ненужный без бензина примус, бросили. Снега так много, что от 3-4 метровых кустов торчат только кончики веток. Так от сугроба к сугробу вниз в долину, к лесу мужики, напрягая последние силы двигаются, подбадривая друг друга. Почему-то сами для себя решили, что смогут выдержать восемь суток и, с этой верой и надеждой они, голодные и холодные приближались к своему спасению одни сутки за другими. На седьмые сутки к вечеру наткнулись на полуразрушенный двухэтажный дом, который видимо был летней кошарой. Нашли в помещении замерзшую луковицу, несколько банок с соленьями, немного пожевали. Увидев в углу комнаты бидон, открыли его, понюхали, оказалась чача, пробовать не стали. Провалились в сон. С рассветом, поднявшись с трудом, снова двинулись в путь. Ноги почти не держат. Как-то вдруг появилась тропинка, а на ней живое существо- корова с добрыми, теплыми глазами. Сразу блеснула надежда, ведь рядом должны быть люди. Когда Колю с Лешей встретили сваны, жители селения Чуберы, никто из них вначале не мог даже поверить, что ребята смогли пройти всё ущелье Ненскры. Это 38 километров без дороги, в глубоких снегах с февральскими морозами. Изможденные лица, уставшие, голодные глаза были свидетелями пережитого и уникальной выживаемости. Ребят обогрели, накормили, на телеге отправили дальше в сторону Сухуми. Сообщить что-либо о себе не было возможности, — почта в селе не работала. Оказалось, что место с которого в последний раз состоялась радиосвязь, называлась перевал «двухтысячного года». Вместо севера, ребята в пурге ушли на юго-восток. Горные туристы даже летом редко путешествуют по этому труднопроходимому ущелью. Кстати, через год после этих событий, питерские туристы летом, проходя по ущелью Ненскры, нашли брошенное снаряжение, где в одном из кульков лежал блокнот Николая с домашним адресом и списавшись, вернули все найденные вещи.

На перекладных, за день Коля и Лёша добрались до Сухуми. Отсюда есть рейс на Минеральные Воды, но в кармане не гроша. Спасибо начальнику аэропорта, к которому ребята обратились за помощью, он поверил им, на свои деньги купил билеты. На этом закончилось путешествие с Донгуз-Оруна, путешествие мужества, силы воли и выживаемости.

(1) «по деретиссиме» — по пути падения воды
(2) «крыша»- относительно плоская вершинная башня
(3) «семёрка» — конфигурация ледника
(i) Донгуз-Орун-баши- 4468м; вершина над свиным озером (с балкарского)

Валерий Клестов, г. Киев
http://www.geocities.com/elbrus1.geo/indexr.html

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Reply

ФОНД.
.