Первая леди

Автор: Rosi, 22 Сен 2010, рубрика: ПУТЕШЕСТВИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ |

Обычно летом, во время массового паломничества на Эльбрус, небольшой спасательный отряд постоянно дежурил на “Приюте одиннадцати”. Спасатели старались дать консультации по тактике восхождения. Иногда ограничивали и охлаждали горячие головы готовые, например, в обычной обуви или явно не подготовленные штурмовать Гору. В разгар сезона спасатели выше скал Пастухова всегда устанавливали на снегу вешки, по которым в непогоду можно было бы альпинистам ориентироваться на склоне. Довольно часто, к сожалению, приходилось мчаться наверх за попавшими в беду восходителями. Во время отборок в  гималайские экспедиции некоторые спортсмены проходили участок от “Приюта 11” до седловины за час с небольшим. За плечами у них никакого груза не было, а спасатель всегда несет с собой аптеку, продукты, запасную одежду, иногда кислородный баллон. Удавалось преодолевать расстояние от Приюта до перемычки за два часа пятнадцать минут и это при сильном ветре, а порой в пургу. Каковы усилия при таком движении на высоте пяти и более тысяч метров над уровнем моря может оценить лишь человек сам пройдя в таком темпе этот участок. Кроме того, спасателям необходимо распределить свои усилия так, чтобы хватило сил на оказание первой помощи и транспортировку вниз пострадавшего. Запредельные нагрузки при дефиците кислорода – вот что испытываешь при таком движении.

В одно из таких дежурств по рации Леонид Андреев мне сообщил, что наверх поднимается тринадцать японцев во главе с Джункой Табей. Мы обычно спокойно относились ко всяким известным именам, появлявшимся в поле нашей деятельности. В конечном счете, как это не банально звучит,все они потенциальные клиенты спасателей. Гора всех уравнивает. Но в данном случае я проявил интерес. Ведь эта женщина первой среди женщин планеты взошла на самую высокую гору земли – на Эверест, высотой в 8848 метровнад уровнем моря. Андреев, как менеджер международного альпинистскоголагеря, попросил меня уделить ей внимание. По плану Джунка и ее партнеры в первый день пребывания в Приэльбрусье должны были остановиться в гостинице “Иткол”, но они посчитали, что предшествующее восхождение на высшую точку Африки шеститысячный Килиманджаро, достаточно для акклиматизации и сразунаправилась на “Приют 11”. Не учли японцы нашей советской действительности. Обычно иностранцы, выходя в высокогорную зону, обеспечивались продуктами, которые заранее выписывались в бухгалтерии гостиницы. Но прибыли они в конце рабочего дня в пятницу, когда сотрудники обслуживающей сферы уже ушли домой. А впереди суббота и выходной – никто выдавать продукты не будет. Все это по рации Леня мне объяснил и попросил как-нибудь сутки японцев поддержать. Конечно, это не функции спасателей, но что не сделаешь, если просит кореш. Когда отправляешься на высокогорное дежурство, тащишь на себе строго рассчитанные на период пребывания там вещи и продукты. Поэтому у нас было не густо с продуктами, тем более, прибавлялось тринадцать дополнительных ртов. Зашел к коменданту приюта Косте Хапаеву и попросил в долг буханку хлеба и пачку сахара. Он по-приятельски поделился со мной. У нас в достатке были чай и печенье. Предположил, что вечер и утро продержимся, а днем Андреев обещал разбиться в лепешку, но продукты раздобыть и доставить клиентам наверх. Радушно встретил японцев, общаясь с ними через переводчика, сопровождавшего их. Шура, так звали переводчика, учился на последнем курсе московского иняза, довольно бойко общался со своими подопечными. Худой, длинный паренек ничего общего с альпинизмом никогда не имел. От высоты 4200 над уровнем моря ему сразу поплохело, но держался мужественно и старался переводить как можно лучше. Из талой снеговой воды сварил я чай и, пригласив гостей в кают-компанию на втором этаже приюта, выложил на стол добытую буханку хлеба и сахар. Поедая скромные порции, японцы оживленно расспрашивали о специфике восхождения на нашу Гору. Затем, вдруг, как по команде все встали и пошли отдыхать, сообщив, что ночью выйдут на восхождение. Пытался объяснить, что нужно в первые сутки пройти акклиматизацию, поднявшись сначала к скалам Пастухова и только на следующие сутки при хорошем самочувствии и погоде можно выходить на гору. Предупредил, что на небосклоне появились цируса, и застрявшее над вершинами чечевицеобразное облако явный признак наступающей в ближайшие часы непогоды. Они, поулыбавшись, поблагодарили,за рекомендации, но решение не изменили. Вольному воля. Я тоже ушел отдыхать.

Утром проснулся от воя ветра. Пуржило. Японцы уже ушли. Через час с небольшим, пройдя вверх всего метров триста, они вернулись. По выражению их лиц было видно, что эта вылазка им досталась не просто.Опять угощаю чаем с тем же хлебом и сахаром. Леня по связи сообщил, что внизу ничего не может раздобыть из-за отсутствия на рабочем месте персонала гостинницы. В обед японцы достают маленькие пакетики из своего неприкосновенного запаса. Распускают содержимое в горячей воде и ловко орудуя палочками, заглатывают бурду, похожую на рисовую кашицу. Пытаются учить меня есть двумя палочками. Так проходит субботний день.

В ночь на воскресенье они снова выходят наверх, несмотря на шквальный ветер. Видимости почти нет. Подождав пару часов, понимая опасность,которая им грозит, выхожу за ними наверх. Чуть выше скал Пастухова догоняю группу в девять человек. Японцы еле двигаются. Пройдя с ними вверх еще с час, предлагаю на плохом английском спуститьсяв приют. Посовещавшись, они уныло побрели вниз. Прохожу косую полку и выйдя на седловину, встречаю Джунку Табей и ее трех подруг. Джунка и ее подруги, очень миниатюрные девушки, уже сходили на Восточную вершину и потихоньку спускаются. Многие говорят, что альпинизм не женский спорт из-за огромныхфизических нагрузок, но мне кажется, что в нашей деятельности важнее воля и стремление к выживаемости. А этого у женщин,  посвятивших себя спорту, не занимать. Чувствуется, как много сил отдали девушки Эльбрусу. Они едва держаться на ногах. Достаю термос с горячим чаем. Угощаю. Немного ожили. Забираю у них рюкзаки и иду рядом. Они постоянно валятся от усталости на снег, но идут. А ведь первый в мире человек, взошедший на Эверест, НоргейТенцинг, тоже желал взойти на наш Эльбрус и не смог, отшутившись тем, что гора не хочет его принять. По рации прошу выйти навстречу к нам ребят из моего отряда, дежуривших на Приюте. Японцы планировали спуститься на лыжах с Эльбруса, но сил хватило дотащить ски-туры только до скал Пастухова.Теперь нужно было забрать снаряжение и довести обессиливших восходителей до приюта. Сопровождаю японок, помогая подняться со снега то одной барышне,то другой. Лучше чувствует себя Табей, но тоже еле передвигается. Подбадриваю их, угощая теплым чаем. Перед Приютом ускоряюсь, чтобы до прихода девушек закипятить чай.

В кают-компании Джунка с друзьями увидела на столе все то же меню. В это время ввалилась в гостиницу группа американцев. Сопровождал их известный альпинист Валентин Иванов. Шум, смех наполнил небольшое помещение столовой. Помощники Иванова быстро сервировали столы, выставив свежие овощи и фрукты, колбасы, паюсную икру и прочую вкуснятину. Валентин представил меня американцам, рассказав о работе нашей спасслужбы, и пригласил к столу. Стало неловко. Слишком разительно отличалось американское меню от японского. Посидев для приличия несколько минут с новыми гостями, я вернулся к нашему с японцами убогому столу. Обращаясь ко мне на ломаном английском вперемежку с японскими словами,  Джунка пыталась мне что-то сказать,с каждой фразой все больше раздражаясь. Прошу переводчика перевести ее претензии.

Вы относитесь к белым лучше, чем к нам, желтым. Почему у американцев на столе такое обилие продуктов, а у нас нет? Где наши гиды? Где высотные носильщики? Почему вы не обеспечили нам восхождение? Мы за все уплатили вам деньги.

Объясни ей, что она меня принимает не за того.Я спасатель и моя здесь обязанность оказывать помощь всем восходителям, – белые они или серо-буро-малиновые в полосочку. Кроме того, мы еще предупреждаем их о возможных опасностях на горе и не наши проблемы, если восходители игнорируют советы и срывается их восхождение. О продуктах, гидах и носильщиках это вообще не ко мне.

Вы же помогали нам на спуске, но это недостаточно. Вы здесь представитель Вашей страны и обязаны были обеспечить восхождение на вершину всей нашей группе.

За всю советскую власть и тем более за людей, пригласивших ее на Эльбрус и получивших деньги за это, я ответственности не несу. А то, что я ей помогал, то сделал это не по обязанности, а потому что уважаю ее как первую леди в альпинизме, сумевшую взойти на Эверест.

Джунка, несколько успокоившись, пригласила меня к себе в каюту и показала контракт. Переводчик дословно переводит написанное в этой бумаге. И тут я оказался в недоумении. В договоре с Совинтерспортом было оговорено, что группе под руководством Табей для восхождения на Эльбрус предусмотрено выделение каждому из тринадцати японских альпинистов по гиду. Четырнадцатый гид во время восхождения должен идти впереди группы, предупреждая о возможных ледовых трещинах, встречающихся по пути подъема. Кроме того, вещи японцев должны нести пять высотных носильщиков. Естественно оговаривалось, что питание клиентов будет высококалорийным, и принимающая сторона гарантировала, что все тринадцать человек выйдут на вершину. За эти услуги каждый японец проплатил в Москве по тысяче долларов за день пребывания в Приэльбрусье. Всего за услуги уплачено семьдесят восемь тысяч долларов. Пытаюсь Джунке объяснить, что я к контракту не имею никакого отношения, однако, как мне показалось, она этому не поверила. Кстати, Лене Андрееву дельцы из Итерспорта тоже ничего не сообщили об условиях онтракта. Когда утихла непогода, японцы попрощались и ушли вниз.

Через три месяца я получил из Японии от ДжункиТабей очень теплое письмо с извинениями и наилучшими пожеланиями.

Вписьме она передала мне фотографии и написала, что разобралась кто, есть кто.

А через некоторое время я ощутил, что такое альпинистская солидарность.

После чернобыльской катастрофы увеличилась щитовидка у моей дочки. Врачи порекомендовали употреблять в пищу консервированную морскую траву. Связался я с бакинскими друзьями, попросив у них капусту.Подумав вначале, что мне нужны доллары, они готовы, были мне оказать материальную помощь. Но, когда оказалось, что нужны натуральные консервы из морской капусты, мой друг Расим Джафаров тут же выслал их в большом количестве. Кроме того, я узнал что в Японии разработан курс лечения с использованием лекарства, дающего положительные результаты. В отчаянии, без всякой надежды на положительный результат, послал письмо в Японию с просьбой к Джунке Табей. Она сразу же выслала необходимые лекарства. Благодаря усилиям друзей состояние здоровья у моей дочки поправилось.

Валерий Клестов, г. Киев

http://www.geocities.com/elbrus1.geo/indexr.html

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Reply

ФОНД.
.